СМУ-4. Люди, построившие город. Глава 13

Продолжаем публикацию книги о строителях Белокурихи «СМУ-4. Люди, построившие город», глава тринадцатая «СУ-3: благоустройство и озеленение». Предыдущая глава здесь.

Обычно именно строительный участок № 3 и начинал, и заканчивал строительство объекта. После того как СУ-3 копал котлован на строительном участке, к делу приступали, в зависимости от вида объекта, основной строительный участок — № 1 или монтажный — № 2. Работа быстро спорилась. Пока монтировали, к примеру, на девятиэтажке пятый-шестой этаж, на втором-третьем уже трудились штукатуры-отделочники из СУ-4, а на первый этаж сантехники из субподрядной организации МСУ-47 завозили батареи, устанавливали трубы отопления и канализации внутри дома.

А вот тепловые сети и канализацию к объекту подводили специалисты СУ-3. И после завершения монтажа, когда заканчивали основные строительные работы, в дело вновь вступал СУ-3. Разбивали прилегающую территорию на участки в соответствии с планом: где будет дорога, где — детская площадка, где — подъездные пути. И затем все это претворяли в жизнь.

Борис Зозуля перешел в СМУ-4 из МСУ-47 при Вячеславе Кобелеве в качестве мастера. Начальником участка тогда был Валентин Соколов, непосредственно руководителем нового мастера стал Евгений Чебыкин.

Борис Зозуля рассказывает:

«Раньше объект сдавался вместе с благоустроенной прилегающей территорией, она также входила в проект, и без нее объект просто не принимали. Если же, к примеру, жилой многоквартирный дом сдавался зимой, в акте приемки писали: «Работы по благоустройству перенести на март». И в марте мы заходили туда, приводили все в порядок. А именно: прокладывали дороги, ставили скамейки, лавочки, на детскую площадку устанавливали горки, турники, лесенки — все, что предполагалось по проекту. В газоны засыпали плодородную землю. Это был так называемый «черный грунт», который брали, когда рыли котлован под фундамент. Если требовалось посадить определенное количество деревьев, обычно это были березы, я брал ЗИЛ-130, четырех солдат из военно-строительного отряда. Ехали туда, где сейчас санаторий «Лесная сказка». Там вдоль по гриве смотрели подходящие березки, выкапывали, здесь пересаживали. Если сейчас пройдете по дворам, можно увидеть — большинство из них прижились.

Особо приходилось поработать на благоустройстве территорий школ и детсадов. Там широко применялись так называемые малые формы. Их привозили из Новосибирска, сами мы не делали. У СМУ-4 был свой полигончик для заливки ЖБИ, но это были в основном простые изделия, типа фундаментных блоков и колец для канализации.

Обустройство прилегающей территории у жилых домов и социальных объектов — это не главный профиль СУ-3, ведь их в год сдавали не настолько много, чтобы полностью загрузить работой участок. В курортной зоне и в городе мы занимались обустройством дорог, подведением инженерных сетей (кроме монтажа электросетей, его производило МСУ-78), в номерах санаториев занимались гидроизоляцией душевых кабин.

На участке было несколько бригад плотников-бетонщиков, сварщики, трубоукладчики. Привлекались солдаты из военно-строительного отряда. Им давали звеньевого из числа гражданских, он следил, чтобы они все делали правильно, да и за дисциплиной тоже. Ребята же молодые, с самых разных уголков СССР, со своим менталитетом.

Еще на благоустройстве города работали студенты, парни и девушки из ССО. Помню, приезжали они из Молдавии, из Кишинева. С ними у меня был хороший контакт. Именно студенты делали тротуар по улице Ждановых. Он и сейчас сохранился.

При мне велись и асфальтные работы. В управлении механизации был для этого каток, асфальт привозили из другого района, уже не помню, откуда, но точно не местный. Асфальт, высыпанный из машин, раскидывали лопатами и ровняли вручную.

Прокладывали дороги в городе и на курорте. К примеру, дорога мимо СМУ и до выезда из города была сделана нами. Еще помню, там при укладке каток в кювет свалился, благо его водитель успел вовремя выпрыгнуть.

Тесно работали с участком механизации. Подавали заявки, и нам давали оттуда необходимую технику: САК (сварочный агрегат колесный), компрессора, экскаваторы, краны — вот основные механизмы, которые нам требовались.

Не было проблем с поставками бетона от нашего БРЗ. Наоборот, еще и ругали, если мы заказывали его меньше 60–70 кубов. Опалубку делали из древесины, для чего у нас был целый склад различного пиломатериала, завезенного из Новосибирска. Пиломатериал имелся в наличии совершенно различной длины и размера. Арматурный цех по заказу выдавал арматуру любой формы. В общем, оснащение было просто шикарным. Сама работа плотников-бетонщиков шла в две смены и состояла из двух этапов: днем мы ставили опалубку общим объемом не менее 60–70 кубов. Примерно в шестом часу вечера принимали бетон, до 12 часов ночи заливали его в формы. Старались работать при положительных температурах, в крайних случаях закрывали залитый бетон опилками, защищая от заморозков. Таким образом строительным участком № 3 была проложена дорога по ул. Строителей и на курорте. Мы также принимали участие в строительстве водозабора с Песчаной, ездили туда за 17 километров. Наши плотники-бетонщики сделали там два резервуара (накопители от скважин) для воды по 500 кубов, сварщики сварили трубную разводку и насосную. Мы подвели туда только трубы, «начинку» делали монтажники из МСУ-47. Там вообще трудилось несколько бригад, кроме СУ-3 еще отделочники и субподрядчики.

На очистных сооружениях бетонировал отстойники Чекашов, при нем был мастером Медведев.

Работали в сложных условиях, при строительстве горизонтальных отстойников и насосной станции был подпор грунтовых вод, приходилось трудиться где по колено, где по пояс в воде.

Зимой бетонные работы не вели, но тоже не скучали: рыли котлованы под фундамент, вели канализацию, теплотрассу — начиная от разработки траншей, укладки железобетонных лотков и заканчивая укладкой труб, их покраской, утеплением и опрессовкой. Доводили тепловую сеть до объекта, сдавали актом приема-передачи субподрядчикам — МСУ-47. Внутри объектов трубы уже вели они.

Рабочие БРЗ около компрессорной

Еще один профиль СУ-3 — гидроизоляция. Для санаториев бальнеологического типа, где широко применялась в лечении минеральная вода, требовалось оборудовать герметичные бассейны и резервуары. При этом использовался новаторский метод нанесения стеклоцементной гидроизоляции, который внедрил мастер цеха малой механизации Иван Анисимович Шишкин.
Мы же производили укладку кровли на крышах сдаваемых объектов.

В бытность Александра Бенгардта председателем горисполкома встал вопрос о реконструкции памятника воинам, погибшим в Великой Отечественной войне. Там тогда стоял простой обелиск. Объект поручили нашему участку (площадку и обелиск построили под личным руководством начальника участка № 3 Ивана Аникевича. — Прим. ред.), им занимался я, Евгений Чебыкин был прорабом, работала бригада Федора Чекашова. К этому обелиску мы дополнительно обустроили поименные тумбы. Именно в таком состоянии этот памятник находится сейчас. Александр Бенгардт постоянно контролировал ход работ, каждое утро подъезжал туда, смотрел, как они идут.

Первым начальником СУ-3 стал Иван Аникевич, после него ими были Валентин Соколов, Александр Чурляев, Евгений Тимофеев, а после уже — Владимир Редин. При мне работали три бригады. Сварщики, бригада Чекашова, бригада Вайнерта, еще обязательно взвод или два солдат ОВСР. Солдаты были прикреплены к нашему участку, не было такого, что сегодня они работают на бетоне, а завтра занимаются иными делами».

Владимир Редин пять лет проработал прорабом в СУ-3. До этого он закончил Сибстрин (Новосибирский государственный архитектурно-строительный университет). Сам он местный, из села Смоленского, потому, вернувшись после 2,5 лет работы по распределению, устроился в белокурихинское СМУ-4. Сначала работал на должности мастера на СУ-4, затем его перевели на СУ-2, потом был начальником СУ-1, после чего его перевели в прорабы на СУ-3.

О своей работе говорит: «На участке было несколько бригад. Бригада монтажников занималась монтажом теплосетей, водопроводов, канализаций. Было звено сварщиков. Бригада бетонщиков заливала бетоном подъездные пути, оборудовала бордюры и малые формы. Именно они возвели мостик через реку Белокуриху у санатория «Сибирь». Как раз моя бригада бетонировала объездную дорогу на Подсобное.

СУ-3 уходил с объекта последним — убирая за остальными участками, занятыми на строительстве и отделке. Он обеспечивал благоустройство прилегающей территории. Комиссия по приемке объекта оценивала работу в целом: и само здание, и коммуникации, и прилегающий участок. При мне асфальтные работы уже не велись.

Коммуникации, к слову, проводили с большим размахом, поскольку план «Большой Белокурихи», оставшийся не полностью реализованным, предусматривал строительство еще нескольких солидных санаторных комплексов, типа «России» или «Белокурихи».

На главном фото: Бригада трубоукладчиков СМУ-4 первый справа А.К.Чурляев, начальник участка, 1981 год.

Глава 1 «Время почтовых ящиков»

Глава 2 «Минсредмаш становится генеральным подрядчиком».

Глава 3  «Славский — легендарный атомный министр».

Глава 4. «Знакомьтесь, «Сибакадемстрой».

Глава 5. «Николай Иванов, начальник САС».

Глава 6. «Геннадий Лыков. Человек-эпоха».

Глава 7. «Степан Малахов готовит базу»

Глава 8. «Ветераны войны в рядах СМУ-4»

Глава 9. «Владислав Бисеров, преемник Малахова»

Глава 10. «Вячеслав Кобелев: эпоха расцвета СМУ-4»

Глава 11. «СУ-1: Первый, строительный»

Глава 12«СУ-2: Монтаж высокого класса»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.