Главврач ЦГБ Белокурихи — о ситуации с кадрами

Не хватает врачей, фельдшеров, особенно остро чувствуется нехватка медсестер: проблема дефицита кадров для Центральной городской больницы Белокурихи остается актуальной. Год назад мы публиковали текст выступления главного врача ЦГБ Андрея Колесова на сессии Городского совета депутатов, в котором он достаточно честно рассказал о дефиците кадров, предложив пути решения проблемы.

Сегодня мы вновь поднимаем эту тему, чтобы узнать, как изменилась в больнице ситуация с кадрами. Главный врач ЦГБ Белокурихи ответил на вопросы «Бийского округа».

— Андрей Вадимович, дефицит кадров, о котором вы говорили год назад, — удалось ли что-то изменить за прошедшее время? Какова укомплектованность по врачам на сегодня?

— Если мы будем брать сухие цифры статистики — помните, как сказал Марк Твен, есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика, — опираться на них достаточно сложно. Возьмем процент укомплектованности по прошлому году: он составлял 44-45% — и по среднему медперсоналу, и по врачам, примерно одинаково. На сегодня — где-то 48%, не так сильно мы приросли к прошлому году. На самом же деле получается такая ситуация — за текущий год у нас семь человек пришло и шесть ушло. Куда уходят? Два человека уехали из региона, часть специалистов у нас пенсионеры, но по ним нельзя сказать, что они ушли. Они ушли либо на курорт, либо в коммерцию, при этом остаются у нас как совместители. Поэтому прирост в семь человек — достаточно ощутимый.

— Для того, чтобы выпускники медуниверситета этого года пришли в ЦГБ Белокурихи, нужно было оплатить их обучение в ординатуре. Удалось ли это сделать?

— К нам должно было прийти шесть молодых специалистов. Мы с ними поговорили и основательно их судьбу прорешали. В итоге, сотрудничая с муниципалитетом, сделали пять ординатур по стезе лечебного факультета. Шестой человек вышел на сегодняшний день на участок, у нас уже работает.

— Те, кто учится, — какие специальности выбрали?

— На сегодня сложилась такая ситуация, что у нас терапевтическое звено стационара осталось без специалиста, доктор в декретном отпуске, поэтому в ординатуре готовится терапевт для стационара. 22 койки терапевтических — это достаточно большой объем, и очень востребованный. Кроме того — я не знаю, наверное, это впервые будет в истории ЦГБ — мы решили подготовить для себя врача-лаборанта. На сегодня эту функцию взял на себя средний медработник — то есть, в принципе, укомплектованность по лаборатории 100%, но врача не было, и в ординатуре готовится клинический лаборант. Доктор достаточно грамотный, выбор сделан осознанно, он, опять же, после собеседования. Кроме того, мы в ординатуре готовим двух остродефицитных специалистов — это хирург и реаниматолог, оба с медицинскими корнями.

— Получается, в привлечении кадров вы делаете основной упор на молодых специалистов?

— Не только! Мы работаем и со специалистами, которые приезжают из других городов. Но конкурировать с заработной платой этих других городов достаточно сложно, в Алтайском крае зарплата не такая высокая. Те социальные гарантии, которые мы можем представить, — это компенсация аренды жилья, какое-то служебное жилье — они не всегда для людей имеют определяющее значение. Так, например, в этом году я пригласил специалиста из Новоалтайска, он три месяца отработал здесь на ставке офтальмолога (мы отпустили основного своего специалиста на пенсию), достаточно жесткие условия, большой поток населения — его это не удовлетворило, он просто развернулся и уехал.

Есть интерес и из других регионов, но тоже не всегда все складывается. Пример — приезжал патологоанатом с Омской области. Но у нас всего 0,25 ставки — а что такое 0,25 ставки? Никаких социальных гарантий мы обеспечить не можем… Если было бы населения прикреплённого чуть побольше, возможно, мы бы его трудоустроили. Пришлось перенаправить в ближайший город, Бийск.

В целом, трудоустраиваются у нас не только молодые специалисты, есть достаточно именитые. Около двух месяцев назад мы приняли кардиолога, который уже заработал стаж в другом регионе, с Татарстана приехал. Он успел у нас поработать, пообщаться с коллегами на уровне кардиологического отделения, сегодня осваивает поликлинику. Достаточно неплохие условия, работать понравилось.

Плюс есть направления, которые обозначены Минздравом: наши кадры стараемся обучать на вторую специальность. Например, у нас был хирург, мы его переучили на рентгенолога — на сегодня он совмещает эти специальности. В этом году после ординатуры пришел готовый специалист по УЗИ-диагностике. Оснащённость достаточно неплохая: у нас два аппарата УЗИ, не такие старые, как, допустим, в районах. И буквально с октября мы организовали круглосуточное дежурство по УЗИ, это достаточно неплохое подспорье для экстренной службы стационара. С лета этого года в ЦГБ открылся также маммографический кабинет.

Невролог — еще одна остродефицитная специальность. У нас две ставки неврологических в поликлинике и одна ставка в стационере. На сегодня в стационаре работает достаточно опытный специалист, почти уже пенсионного возраста. Мы его переманили из курортной зоны! Поэтому говорить, что мы только молодыми специалистами пользуемся, нельзя.

Не могу не похвастаться, что у нас в прошлом году пришёл специалист в межрайонное кардиологическое отделение. Она круглосуточный кардиологический пост содержит у нас, несмотря на то, что является единственным кардиологом межрайонного отделения: постоянно на дому консультирует. И это позволило в 2019 году сберечь не одну жизнь. При тесном сотрудничестве с Минздравом, который нам выделил автомобиль повышенной комфортабельности и интенсивной терапии, мы вывезли не одного кардиологического пациента в этом году. Опять же, консультируясь и взаимодействуя с кардиоцентром.

— Гинекологическая помощь, врач для беременных, роддом — здесь была большая проблема, и вы это тоже упоминали. Изменилось ли что-то за год?

— Отделение в стационаре закрывается совместителем полностью, так как два основных специалиста — они в декрете. Что касается женской консультации, она полностью перекрыта пенсионером, помощь оказывается в полном объеме. С беременными работает акушерка, с методической помощью гинеколога из края. Здесь подвижка будет в мае 2020 — ординатор второго года заканчивает обучение в следующем году, она уже ко мне приезжала, мы с ней обговорили работу в женской консультации именно в плане беременных. Плюс те, кто в декрет уходили, у них тоже уже срок выходит, — я думаю, что мы полностью решим проблему с кадрами, и в гинекологическом отделении, и в поликлинике.

Роддом. Как и другие роддомы районов близлежащих, у нас он находится в режиме ожидания, так называемая консервация. В экстренной ситуации, когда роды незапланированные, мы можем принять их всегда, и в этом году принимали. Но хочу сказать, такого быть не должно, это всегда риск и для матери, и для ребенка. Перинатальный роддом бийской ЦГБ в 60 км от нас — женщин в родах на скорой отправляем в Бийск. Если будет распоряжение со стороны края, то, я думаю, проблем в открытии роддома в Белокурихе нет, потому что материальная составляющая есть, останется укомплектовать штат акушерок.

Что касается педиатрической службы, вопрос полностью закрыт. У меня есть специалист, который работает в стационаре — человек пенсионного возраста, но достаточно активный и не собирается никуда уходить. И все четыре участка педиатрами закрыты на сегодня. Специалисты молодые, но есть система наставничества, идет сотрудничество со стационаром, передача опыта. Все вопросы, которые возникают, мы в течение недели, в течение рабочего дня прорешиваем.

 

— Мы собрали вопросы читателей, большинство их касались того, что очень часто в ЦГБ и в частности, в детской консультации, жители слышат предложение пройти какие-то обследования платно, то же касается приема узких специалистов (а бесплатных приходится очень долго ждать). Прокомментируйте, пожалуйста.

— Проблема есть, скрывать не буду, но стараемся решать в текущем режиме. Согласно территориальной программе государственных гарантий, мы должны обеспечить прием узкого специалиста в течение двух недель — в эти рамки, как правило, укладываемся. Неотложную помощь мы должны оказать в этот же день, экстренную тоже оказываем. Если раньше многих специалистов не было вообще, то сейчас по крайней мере как совместители они присутствуют. Офтальмолог работает в формате совместительства, невролог, эндокринолог, хирург. Что касается хирургической службы — специалист в ординатуре готовится, придет точно. Невролог тоже придет. Остается эндокринолог. У нас где-то 0,75 ставки всего (ставка идет на 20 тысяч населения, а в Белокурихе — около 15 тысяч), а значит, мы никогда не примем специалиста на полную ставку, это однозначно. Есть такой выход: одного из участковых терапевтов переподготовить в течение года, проспециализировать, и он будет совмещать. Но, тем не менее, сейчас внешний специалист есть, этого достаточно.

По поводу ставки. Если учитывать не только население города, но и курорт, которому мы тоже оказываем медпомощь — мы уже набираем около 20 тысяч. Поэтому целесообразно в этом году внести в штатное расписание поправочку на ставку — и на следующий год мы можем заявить специалиста-кардиолога, который придет к нам «на миллион» (программа «Земский доктор» — прим.ред). И я вам скажу, что эта тема прорешена, специалист готов приехать — только будет поправка, только будет заявка. В январе он уже может приступить к работе. У меня будет в межрайонном отделении заведующая — кардиолог, плюс у меня будет на полной ставке в поликлинике кардиолог — с кандидатской диссертацией.

В этом году после переподготовки у нас пришел фтизиатр, это достаточно узкий специалист, на сегодня ставка полностью перекрыта. Доучивается инфекционист. По узким специалистам у меня опасений никаких нет.

— А что является самой большой проблемой?

— Больше всего меня тревожит дефицит кадров среднего медперсонала: фельдшера меньше, больше медсестры. Особенно поликлиническое звено. Стационар у меня укомплектован более-менее: если я беру какую-то медсестру, они уже в штыки это воспринимают, потому что надбавка к зарплате уменьшается, полторы-две ставки — это их устраивает там. А в поликлинике мы просто не можем перекрыться: специалисты уходят на курорт, потому что там меньше забот, больше зарплата, а здесь все наоборот. Кадры среднего медицинского звена — большая проблема. Те, что есть, потихоньку стареют, уходят, а на смену им достаточно тяжело приходит молодёжь.

Все социальные гарантии, которые закреплены программой здравоохранения муниципалитета, — они, в основном, направлены на врачей. Тем не менее, есть специалисты и среднего звена, которые в этой программе получают дотации. Правда, только в режиме звонка и персонального решения проблемы. Хотелось бы, чтобы на уровне города этой проблемой тоже прониклись и повернулись к нам лицом. Наверное, стоит решать вопрос компенсации аренды жилья. Возможно, предоставление какого-то общежития, хотя бы на первое время. Достаточно большая проблема у молодых в плане жилья. У меня в этом году была ситуация — с Родинского района приезжал фельдшер под программу «Земский фельдшер», мы проработали две недели с ней, неплохо сотрудничали, но она семейная, и на семейном совете решили, что им будет проще уехать в Солтон. Я спрашивал: «Почему? Вы посмотрите условия в Белокурихе и там, сравните — и возвращайтесь». Но они не вернулись: в Солтоне снимать жилье дешевле. Ситуация показательная и говорит о проблеме.

— Решен ли вопрос со служебными квартирами, предоставленными муниципалитетом? Долгое время они пустовали, так как не могли решить вопрос с передачей жилья в собственность через 10 лет работы. Удалось ли это сделать?

— Нет, и не удастся. На законодательном уровне закреплено уже несколько лет — служебное жилье в собственность вы никогда не переведете. Но, тем не менее, те квартиры, которые под служебное жилье передавались, на сегодня все заселены. Специалисты платят только за коммунальные услуги. Мы на сегодняшний день готовы сотрудничать с муниципалитетом, чтобы нам еще какой-то пул квартир выделили для этих целей.

— Работает ли программа «Земский доктор»?

— Да, в этом году три специалиста пришли по программе «Земский доктор», на сегодня документы в процессе оформления. Очень важное подспорье — программа «Земский фельдшер». У нас, кто не знает, есть в лечебном учреждении еще скорая медицинская помощь, бригады. Здесь тоже есть дефицит кадров — за счет этой программы мы трех специалистов привлекли, сегодня здесь укомплектованность составляет 75% — не такой большой дефицит, как по всей ЦГБ, но, тем не менее, он есть. Если эту программу продолжат на 2020 год, мы сделаем заявку опять и на 100% укомплектуемся по фельдшерам, проблемы не будет. Учитывая тот факт, что сегодня единая диспетчерская — на уровне Бийского межрайонного округа, а весной 2020 года это будет единая диспетчерская Алтайского края, нам, конечно, нужно укомплектовать эту службу полностью.

— Средняя зарплата в ЦГБ — сколько на сегодня? Изменились ли цифры после широко озвученного «повышения» на федеральном уровне?

— По зарплате скажу так — мы полностью идем по дорожной карте Алтайского края. У нас отклонений по зарплате нет, что по среднему звену, что по врачам, что по санитаркам. Повышение — оно есть. Я сейчас не говорю о нагрузке на специалистов, она возросла в разы, я говорю конкретно о заработной плате, прирост достаточно существенный: ту зарплату, которую мы должны были сделать, — мы ее сделали. Если мы будем сравнивать с ЦГБ коммерческие структуры здравоохранения или курортную зону, то на сегодняшний день цифры уже сопоставимы. Но нагрузка на специалистов ЦГБ куда выше, и нередко они идут туда, где нагрузка меньше…

 

Комментарии (3)

    Нагрузка выросла в разы и врачи стали получать чуть больше зарплату.. мне жаль Вас расстраивать, но за повышение это не считается!

    Вот реально устроился бы с января реаниматологом. НО! ставка реаниматолога — 8700 рублей. Остальное — может дадим, а может не дадим. Как вести себя будете…

    Дарья Пушкова

    Петр, а кем в итоге работаете? В Бийске не хватает реаниматологов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.