СМУ-4. Люди, построившие город. Глава 18

Продолжаем публикацию книги о строителях Белокурихи «СМУ-4. Люди, построившие город», глава восемнадцатая «Военные строители». Предыдущая глава здесь.

С самого начала истории строительного участка п/я 53 в поселке Новобелокуриха присутствовали военнослужащие военно-строительных отрядов. Но из тех, кто начинал здесь работать в 60-х годах, ветераны помнят очень немногих. Это капитан Овчарук, Алексеев, Кучер, Затейнов и т.д. Более системно и подробно можно изложить хронологию работы военно-строительных подразделений воинской части 42641 с конца 1969 года. Она в таблице ниже.

Военно-строительные подразделения в Белокурихе направлялись от воинской части 42641, дислоцировавшейся в Новосибирске (330-й военно-строительный полк войск Минсредмаша). Командиром в/ч 42641 был фронтовик полковник Георгий Андреевич Седухин. В разное время в зависимости от объемов работ и служебной необходимости на стройках курорта трудились либо военно-строительный отряд (ВСО), либо отдельная военно-строительная рота (ОВСР). ВСО по штатному расписанию мог иметь несколько рот. ОВСР — несколько взводов.

Помимо солдат и офицеров в составе военно-строительного подразделения, приданного СМУ-4, работали гражданские служащие Советской армии (бухгалтеры, кладовщики, киномеханик, иные штабные работники) и обслуживающий персонал (повара) и т.д. В ВСО штат был на ранг выше, чем в ОВСР.

В части имелся кабинет по спецподготовке, ОТ и ТБ, по боевой и тактической подготовке, по ГО и СНАВР и др. Также имелся методкабинет, спортзал, кинозал (два раза в неделю, по субботам и воскресеньям, военные строители смотрели кино), своя гауптвахта, хозобслуга, комендантское отделение.

Осенью 1969 года в Белокуриху направили в качестве командира ВСО № 516 майора Евгения Николаевича Уйманова, фронтовика. При нем стали разворачивать военный городок рядом с СМУ-4. Он был командиром отряда с августа 1969 года по июль 1974 года. Начальником штаба у него работал Владимир Иванович Нагорный. Он стал командиром после Уйманова. На тот момент в связи с производственной и служебной необходимостью отряд был сокращен до ОВСР. Через год личный состав увеличили до военно-строительного отряда. По итогам соцсоревнований ему был присвоен номер 1945 — в честь 30-летия Победы в Великой Отечественной войне. Владимира Нагорного перевели в Новосибирск помначштаба. Его преемником стал Бальсевич, а после него Вашкевич, который был сыном полка в Великую Отечественную войну. Затем отряд вновь был сокращен. Делалось это просто: весной или осенью не направляли молодое пополнение военных строителей, либо присылали меньше заявок. В то же время отслужившие положенный срок убывали в запас Советской армии. По личной просьбе некоторым оформлялись соответствующие характеристики для поступления на учебу в техникумы, институты, органы МВД и т.п.

Так и снижалась численность подразделения. Оно, кстати, не принадлежало Бийскому гарнизону, но контакты с ним поддерживало. Причем бросались в глаза некоторые отличия в обеспечении солдат частей Минобороны и Минсредмаша. Пример из воспоминаний Вячеслава Кобелева: «Однажды приезжает ко мне командир бийской дивизии генерал Петухов с просьбой помочь построить полигон. Говорит: „Солдат в качестве рабочей силы дам сколько хочешь, а ты помоги со специалистами и техникой“. И дал мне на три месяца роту солдат, но кормил их сам. А я раз в месяц ходил смотреть, чем кормят солдат. Наши военные строители всегда питались по боевому пайку — им полагалось 2400 килокалорий. Бийским солдатам давали 1800 килокалорий, и, увидев это, я перевел их на наше питание. Так они потом написали рапорта Петухову, чтобы он оставил их у нас совсем. А определял я качество пищи очень просто: смотрел не на то, как солдаты едят, а что после обеда остается. Если повар мне показывал, что солдаты оставили на столах часть хлеба, или каши, или салата, это означало, что кормят их хорошо».

Приезжающие родители, кстати, часто удивлялись, как хорошо и вкусно готовят в столовой пищу, прямо при них проходила закладка продуктов в котел по нормам, работала комиссия общественного контроля.

В 1978–79 годах командиром ОВСР № 785 был Евгений Андреевич Бучма. Нам удалось записать его воспоминания о времени службы в Белокурихе (сейчас он живет в Новосибирске):

«Я служил в военно-строительных войсках Министерства среднего машиностроения СССР. После окончания военного училища по распределению попал в Дубну, потом, когда освободилось место в Новосибирске, мне предложили поехать туда, я так и сделал и не пожалел. Из Новосибирска меня перевели на полтора года в Белокуриху, где я и служил в 1978–1979 годах. Потом я снова служил в Новосибирске — заместителем начальника штаба по кадрам.

В Белокурихе в то время было три роты военных строителей. Это было меньше, чем до меня — под командованием подполковника Вашкевича, моего предшественника, было пять рот. После меня осталась всего одна рота.
Наша часть называлась «военно-строительный отряд № 1945» Это была единственная в/ч в Белокурихе. Служили в ней, как и везде, солдаты со всего Союза: Украина, Кавказ, Тамбов, Подмосковье. Мы занимались отделочными работами — штукатурными, малярными и другими — в санатории «Алтай». Солдаты там работали в смешанных бригадах с гражданскими строителями. Одна из рот нашего отряда стояла на перевалочной базе в Чемровке, там они занимались разгрузочными и погрузочными работами. Снабжение тогда шло большими потоками, поэтому работы им хватало. Позднее там остался один взвод.

Курс молодого бойца наши солдаты проходили в в/ч 42641 в Новосибирске, около Новосибирского завода химконцентратов. Оттуда их потом направляли по военно-строительным отрядам, в том числе и в Белокуриху.

Военно-строительные войска входили в состав «Сибакадемстроя», как и в других регионах, где они входили в состав предприятий Минсредмаша. Мы были непосредственно ответственными за наших военных строителей в части дисциплины и выполнения плана. За выполнение строительных работ они получали зарплату: каменщики, например, зарабатывали не менее 5 рублей в смену. В Красноярске или Ангарске многие военные строители работали водителями, бульдозеристами, крановщиками и получали приличные деньги.

За каждым СМУ было закреплено определённое количество рот — одна или две, а мог быть всего один взвод. Начальник СМУ ставил нам задачу, где работать и какие работы выполнять. Исходя из этих данных, военные прикомандировывались непосредственно к бригадам, закреплялись за гражданскими мастерами и прорабами и выполняли их указания.
С Вячеславом Константиновичем Кобелевым у нас проводились совместные планёрки по понедельникам, на них присутствовали я, начальники участков, и вторым-третьим вопросом Кобелев всегда спрашивал их и прорабов о том, есть ли к нам какие-нибудь претензии. Если они возникали (например, вместо пяти человек из бригады вышли на работу четверо), разбирались в причинах. Лишних работ нам не поручалось — это можно было сделать только с указания вышестоящего начальства: командира полка или начальника управления. Кроме Кобелева плотно общались с начальником автобазы Владимиром Анатольевичем Караульным: часто приходилось решать вопросы, связанные с перевозкой людей.
Бытовые условия у нас были отличные — кстати, так было везде, где служили наши войска. В Белокурихе солдаты жили в двухподъездной пятиэтажке, которая была специально построена для казармы. Улучшение жилищно-бытовых условий было постоянной политикой «Сибакадемстроя», в этих целях между СМУ регулярно проводились конкурсы на лучшие казармы или лучшие ленинские комнаты. В конкурсную комиссию обязательно входил Лыков, он сам проверял все казармы. Кроме этого «Сибакадемстрой» постоянно устраивал конкурсы на лучшего по профессии среди штукатуров, маляров, электросварщиков и так далее, участвовали в них и солдаты, занимая призовые места. Были среди них и белокурихинские солдаты.

В Белокуриху возвратились и живут секретарь комитета ВЛКСМ ВСО (г. Белокуриха), а затем полка (г. Новосибирск) майор Василий Васильевич Толстолуцких, ст. прапорщик Николай Михайлович Бурыкин, ком взвода, затем замкомроты по снабжению.

На пенсию я вышел в 1992 году в звании подполковника, а через год военно-строительные войска полностью расформировали».

После Бучмы командовал военными строителями в Белокурихе Валерий Игнатович. С 1980 по 1987 год командиром был Василий Васильевич Толстолуцких. Вот как он вспоминает о деятельности военно-строительного подразделения в Белокурихе: «Молодое пополнение направлялось к нам и после курса молодого бойца в новосибирской части, иногда КМБ проходили и непосредственно в Белокурихе. Пополнение приходило по заявке СМУ-4, а мы уже передавали ее в полк по установленной форме.

Закрепление военных строителей за объектами оформлялось законодательно, то есть совместным приказом начальника СМУ-4 и командира строительного подразделения. Приказ доводился до личного состава в пунктах, их касающихся. Офицерам и прапорщикам — под роспись. Законность издания и исполнения приказов проверяла прокуратура.
Для работ непосредственно в казарме предпочитали нанимать гражданских, поскольку военные строители нужны были на строящихся объектах, ведь требовалось выполнять план. Его спускали сверху вниз строго по вертикальной власти и нам, и СМУ-4.

Рабочий день начинался с подъема, физзарядки, затем следовало личное время, проверка личной гигиены, завтрак, построение на производство, инструктажи. На производство, если объект находился далеко, движение производилось на машинах, если рядом — в пешем порядке. Обедали в своей столовой. Сервировку столов осуществляли дневальные свободной смены под наблюдением начальника столовой, дежурного по столовой и роте. Если работали далеко от нее, прием пищи организовывался непосредственно на производстве. Вечером в 17.45 заканчивали работу, переодевались, складывали повседневку в кабинки и уже в опрятном виде прибывали в казарму. Далее следовало построение, ужин, обязательный просмотр телепрограммы «Время», личное время, вечерняя прогулка со строевыми песнями и отбой.
Военному активу уделялось особое внимание и уважение за их общественную работу. До 40 процентов военных имели постоянные поручения. Вообще, личный состав всегда был в активной деятельности. Постоянные и временные разовые поручения выполнялись в установленный срок и в полном объеме. И при этом по инструкции нельзя было никого освобождать от хозработ, нарядов.

В части было оружие, имелся свой полигончик, у нас он назывался «учебное поле» и так проходил по всем документам, на нем производились стрельбы, отработка действий по тактике. Помнится, одно время возили своих солдат на бийское стрельбище. Результаты стрельб наших солдат удивили местных военных своими высокими показателями. Это были уже элементы сотрудничества войск.

В повседневной военной службе военные строители руководствовались общим воинским уставом и боевым уставом пехоты.
У военных строителей была художественная самодеятельность, ее участники выступали хорошо, ездили и по близлежащим селам. Она была спаренной с художественной самодеятельностью СМУ-4. Кроме того, военные имели свой военторговский магазин.

Военные строители проходили дополнительное обучение строительным специальностям. В полку действовало ВПТУ, военное профтехучилище. Солдаты могли получить специальность плотника, бетонщика, каменщика, монтажника, сварщика, отделочника, плиточника, получить 2–3 разряды, уже в процессе работы отдельные получали 4–5 разряд. По присвоению разряда выдавали официальные документы всесоюзного образца. То есть военный строитель и после демобилизации мог легко устроиться по освоенной специальности. Многие солдаты обращались к командирам, чтобы получить дополнительно еще одну специальность. Некоторые, отслужив, возвращались работать обратно к нам. Руководство СМУ-4 всячески поддерживало такие инициативы. По сути, мы подготавливали или переквалифицировали личный состав для народного хозяйства.

Прораб СМУ-4 Борис Зозуля и военные строители в 1980 году

В Чемровке стояли солдаты от нашего отряда, руководил ими Иван Павлович Оксем. Там шли валом погрузочно-разгрузочные работы. Новых стропальщиков туда посылали только после обучения — кого попало ведь под кран не пустишь.
Шло обучение у нас в военном городке. Там были оборудованы классы. Часть дисциплин преподавали офицеры и прапорщики, но львиную долю — гражданские специалисты СМУ-4 — Таисия Кобелева, Анна Алмаева…»

Анна Алмаева приехала в Белокуриху вместе с мужем Николаем Алмаевым из Кемерова, закончив индустриально-педагогический техникум, после декрета в 1974 году вышла на работу в СМУ-4 и проработала там 17,5 лет. О своей работе рассказывает:

«Сначала пошла инструктором, обучала солдат строительным специальностям. Их присылали из Новосибирска. Я ведь техник-строитель и мастер с правом преподавания в строительных училищах. Солдаты были очень хорошие, понятливые и меня слушались, несмотря на то, что я тогда была еще молодая. Не все из них знали русский язык, бывало, общались через переводчика — из числа все тех же солдат, чаще всего — бывших студентов или тех, кто уже работал и знал строительную терминологию.

Мы их учили практически с нуля: как правильно кидать раствор, тянуть русты, делать откосы, в зависимости от профиля работ. Обучение длилось три месяца: немного теории, постоянная практика, отзыв инструктора — и готово. Потом они сдавали экзамены, получали документы о строительном образовании, присвоении разряда и приступали к работам. А после службы вполне могли остаться в СМУ-4. Где-то год я проработала с ними, затем меня перевели нормировщиком. Закрывала наряды, оформляла документы на оплату рабочим».

Жена Вячеслава Кобелева Таисия Кобелева начала работу в СМУ-4 в отделе по подготовке кадров. Помимо вольнонаемных работников ей приходилось обучать и военных строителей. Она рассказывает: «Первым моим местом работы был отдел по подготовке кадров. Он занимался повышением квалификации работников, обучением военных строителей. Большинство наших преподавателей были внештатными — в основном преподаватели из ПТУ, были и наши инженеры из управления — Лидия Клепикова, Эдуард Малютин, преподававший охрану труда и технику безопасности, Н. Ф. Лыткин по электробезопасности и т.д.

Военных нам присылали в основном из Средней Азии, больше всего среди них было узбеков. Из них мы и готовили строителей. Занимался этим бригадир плотников-бетонщиков Иван Павлович Солдатенко. Но и гражданских мы тоже принимали учениками, назначали им инструкторов из бригады, потом принимали у них экзамены.
Принимали военные строители участие и в жизни города: помогали тушить пожары по просьбе лесничества, учащиеся школ под руководством своего военрука проводили занятия на нашем учебном поле. Помогали по просьбе руководителя района совхозам Смоленского района. Когда произошла авария на котельной зимой 1984 года и городу грозила коммунальная катастрофа, военные строители помогали с ее ликвидацией.

Контроль за строительством объектов вели непосредственно Ефим Павлович Славский и начальник ЦУВСЧ (Центральное управление военно-строительных частей, в/ч 25525) Минсредмаша СССР генерал-майор Иван Федосеевич Камышан. Проверяющие комиссии были как совместные, так и раздельные.

В 1987 году в/ч 42641 по распоряжению ЦУВСЧ убрала свой отряд из Белокурихи в Новосибирск. Были сданы печати, оружие. При этом солдаты оставались на перевалочной базе в Чемровке, их туда направляли уже непосредственно от 330-го полка».

Предыдущие главы:

Глава 1 «Время почтовых ящиков»

Глава 2 «Минсредмаш становится генеральным подрядчиком».

Глава 3  «Славский — легендарный атомный министр».

Глава 4. «Знакомьтесь, «Сибакадемстрой».

Глава 5. «Николай Иванов, начальник САС».

Глава 6. «Геннадий Лыков. Человек-эпоха».

Глава 7. «Степан Малахов готовит базу»

Глава 8. «Ветераны войны в рядах СМУ-4»

Глава 9. «Владислав Бисеров, преемник Малахова»

Глава 10. «Вячеслав Кобелев: эпоха расцвета СМУ-4»

Глава 11. «СУ-1: Первый, строительный»

Глава 12 «СУ-2: Монтаж высокого класса»

Глава 13. «СУ-3: благоустройство и озеленение»

Глава 14. «СУ-4: четвертый отделочный»

Глава 15. «Автобаза № 4»

Глава 16. «Участок механизации»

Глава 17. «Техника безопасности и охрана труда»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.