Работа на севере вахтовым методом. Личный опыт

Кто часто совершает поездки по России на поезде, в особенности по Транссибу, тот знает, что последние пару десятилетий в каждом вагоне поезда можно встретить мужчин средних лет, которые либо возвращаются домой с вахты, и это сразу понятно по их полупустым сумкам, либо впереди их ждут долгие два месяца работы на севере.

Первые — шумные, часто навеселе, ведь расслабляться они начинают еще до посадки в поезд. Но это поначалу, а потом наступает пора веселых баек и долгих задушевных разговоров обо всем. Случайные попутчики слушают с интересом: мужчины расспрашивают о тонкостях строительства и о проектах, сердобольные женщины в годах по-матерински жалеют молодежь, у которой так мало способов достойно зарабатывать на жизнь.

Начиная с 1991 года количество вакансий для работы вахтовым методом в России выросло в десять раз.

О жизни и о работе в вахтовом поселке «Бийскому округу» рассказал Сергей Рязанов, ведущий инженер производственно-технического отдела.

«Уже не могу представить, как работать в городе»

Как раньше, так и сейчас, на север едут за деньгами. Чаще всего вахтовики едут на месторождения в Иркутскую область, Красноярский край, Якутию, Новый Уренгой. Мне было 20 лет, когда я поехал на свою первую вахту. После техникума по совету одногруппника устроился в компанию-субподрядчика для работы на Сахалине. Вообще, заказчиками работ выступают наши нефтегазовые гиганты — «Газпром», «Роснефть», «Транснефть», «Иркутская газовая компания» и т. п., но они сами не занимаются наймом персонала. На объектах работают подрядные организации, которые в свою очередь нанимают субподрядчиков. И чем дальше ты от основного заказчика в этой цепочке, тем больше вероятность, что зарплата и условия труда будут хуже.

Мой первый опыт не совсем показательный, мы жили вместе с прорабом на квартире в городе, условия были относительно комфортными.

Работали с конца сентября до конца декабря. Впервые я уезжал так далеко от дома и сразу на несколько месяцев. Что и сколько всего с собой брать из вещей? Мне не с кем было посоветоваться, выглядел я смешно: на мне была теплая куртка для зимы, потому что в сумке она занимала много места. Сейчас, чтобы собраться, мне требуется полчаса времени и один поход в магазин.

На Сахалине я проработал полтора года, а затем уже отправился на настоящую вахту. Работаю на севере уже пять с половиной лет и, честно говоря, не могу себе представить, как работать в городе.

«Вагон-дом только для того, чтобы в нем спать»

На месторождении мы живем в вагон-домах, рассчитанных на восемь человек. Вагоном их называют из-за того, что спальные места в таких домах стоят вдоль стен в два яруса, обстановка напоминает вагон поезда. При входе оборудован так называемый «предбанник», где стоит печка, здесь сушатся обувь и одежда, за дверью небольшая кухонька, а дальше спальные места. Свободного пространства совсем немного, дом предусмотрен главным образом для того, чтобы в нем спать.

Но я отношусь к ИТР, мы живем в более «комфортных» условиях — личного пространства больше, т. к. вместо семи у меня всего три соседа.

Поначалу может быть и было тяжело после домашнего удобства, но сейчас привык и не вижу в нашем скромном быте ничего сложного.

В каждом вагоне есть минимум одна, а чаще две-три 30-литровые бочки для воды. Воду привозит водовозка. Не всегда вода бывает хорошего качества, хорошо, если ее набирают с родника. А иногда качество воды оставляет желать лучшего, поэтому кипячение — нормальная рутинная практика.

Обычно на месторождениях есть баня. Не всегда она большая, бывало, очередь помыться подходит часам к 11–12 вечера. Обычно даже есть банщик, который всегда поддерживает баню в чистоте, топит ее, набирает воду.

«Питание как в санатории»

Питание в вахтовом городке как в санатории: завтрак, обед и ужин. Еда простая, без изысков. На завтрак каша, масло, хлеб готовят сами повара и он всегда в достатке. Иногда дают сгущенку, дешевый джем, который за неимением лучшего съедают за милую душу. Обед обязательно включает суп, несколько гарниров на выбор, салат.

Качество питания в столовой очень сильно зависит от поваров. Насколько ты будешь вкусно есть — зависит от их умений, а также от качества и разнообразия продуктов, которые будет поставлять твоя организация. Начальнику участка по заказу повара еще предстоит убедить вышестоящее руководство, что количество и перечень продуктов оправдан.

Поваром сложно работать, нужно готовить на 100–300 человек. Публика на участке не слишком взыскательная, но могут побурчать из-за еды. Бывали случаи, когда мастера передавали начальству жалобы на качество еды, на планерке поваров «прорабатывали».

В одну их вахт у нас закончилось все мясо, включая птицу, а повара узбеки не умели готовить рыбу, не их это коронка, так вот от одного запаха прогорклого масла и вида разваренного до клейкости риса становилось не по себе. Пришлось пережидать эти дни на хлебе и дошираке. Организации, которые пытаются экономить, нанимают приезжих, потому что те устраиваются сразу на год, а платят им меньше. Остальные все же тщательно подходят к подбору поваров, смотрят на послужной список и образование.

Чтобы было чем перекусить и попить чай в вагоне, привожу продукты с собой. На месторождениях редко где есть магазины, обычно участок удален на 100–400 км от ближайшего населенного пункта. Обычно треть сумки занимают печенье, вафли, зимой обязательно привожу 2–3 кг сала, покупаю не меньше ста пакетов чая, большую пачку кофе и сахар из расчета на два месяца вахты.

Иногда продукты можно заказать с машиной, которая идет в город.

«Расплата за алкоголь — заработок за два месяца»

Самое главное ограничение на вахте — никакого алкоголя. Штраф за алкоголь — даже не за употребление, а только за провоз — 100–150 тыс рублей, которые возлагают на подрядную организацию. С большой долей вероятности эту сумму затем будут высчитывать из зарплаты нарушителя. На участке работает охрана заказчика, которая и следит за соблюдением сухого закона, у них достаточно широкие полномочия. Охранники могут зайти в вагончик, попросить дыхнуть, например. Бутылка водки на вахте может очень дорого обойтись. Хочешь — рискни и провези, а если провезешь, то рискни выпить, чтобы не «спалили», но мне будет жалко своего времени, если меня поймают. Расплата равна моему двухмесячному заработку.

Также на месторождении запрещены рыбалка, охота, собирательство грибов и ягод. Курить можно в специально отведенных местах. Сходить «в кустики» по нужде нельзя, если поймают, могут оштрафовать. Даже в вахтовом поселке под туалеты обустраивают специальные площадки, которые согласовывают с экологами.

На участке работает медик, а при трудоустройстве на север нужно пройти медкомиссию по форме 302Н. Список врачей, которые должны дать свои заключения, внушительный, такая справка действительна год. Доходит до того, что нужно глотать лампочку. Здоровье должно быть хорошим, иначе медицинская комиссия может запросто забраковать человека.

Я работаю за компьютером в помещении, ко мне не такие высокие требования применяют, как к рабочим, которые работают на улице и на высоте. Мне проще в этом вопросе. Рабочие же трудятся на улице при любых условиях, кроме сильных морозов, когда температура опускается ниже -45. Естественно, спецодежда и обувь им предоставляется работодателем.

«Это я столько заработал?»

Я до сих порю помню свои эмоции, когда получил первую зарплату: «Ого! Это я столько получил?!». Для двадцатилетнего парня получить 45 тысяч в 2013 году — это восторг. И тогда я понял, что в городе я такую зарплату не получу, поэтому выбор, где работать, был для меня очевиден. Да, в течение двух месяцев света белого не видишь, но это того стоит.

Деньги я отправляю отцу, чтобы он положил их в банк. Машина и квартира у меня есть, моя цель — частный дом, чтобы баня была, беседка с мангалом. Нужно начать откладывать, чтобы купить участок и построить дом, но, признаюсь, бывает и так, что за месяц в городе после вахты я трачу все, что заработал.

Я слышал истории про недобросовестных работодателей, которые «кидали» с деньгами, но меня такая неприятность миновала. На сайтах полно вакансий от организаций, которые набирают людей на север, но каждое предложение нужно уметь критически оценивать. Во-первых, нужно читать отзывы о работодателе, в сети ВКонтакте существуют группы со списками «черных подрядчиков», проверьте, нет ли в них вашего. Если, приглашая на работу, организация покупает билет до места и присылает его, это уже небольшой плюсик. Когда говорят, купите билет, а мы вам вернем деньги — стоит насторожиться. Не стесняйтесь спрашивать договор. Смотрите, есть ли суды у данной организации, было ли это связано с невыплатой зарплаты. К слову, сегодня реже, но все равно до сих пор существует неофициальное трудоустройство, а это значит нет записи в трудовой, не идет стаж и северный коэффициент. Другой вариант — в договоре официально указывается сумма меньше той, которую выдают на руки.

Лучше, конечно, пытаться устроиться в компанию, которая максимально близко находится к заказчику, условия труда, зарплата в ней будут лучше, да и потом из нее проще попасть в организацию заказчика, если есть такие карьерные устремления.

За пять с половиной лет я наработал определённый опыт и репутацию, оброс связями, теперь все это работает на меня: я могу выбирать место работы, меня рекомендуют, принимают без собеседований и предлагают должности даже выше, чем я формально могу занимать на базе своего среднего образования. Кстати, сейчас я получаю высшее образование, чтобы не было вопросов.

«Семейных больше, чем холостяков»

Многие хотят «соскочить», думают, вот заработаю определённую сумму и покончу с вахтой. Но после денег, которые ты зарабатывал на месторождениях, зарплата в 20–30 тысяч тебя вряд ли устроит, ее просто не будет хватать. Некоторые осуществляют свою задумку — покупают квартиру, машину — и начинают искать подходящую работу у себя дома. Но, как это бывает у семейных, родился один ребенок, второй и мужья снова возвращаются на вахту. Дети требуют много денег.

Вообще, семейных на вахте очень много, точно больше, чем холостяков. Ты спрашиваешь, как длительное расставание сказывается на отношениях с женами и подругами. Я считаю, что тут многое зависит от того, есть ли доверие в паре. Конечно, я слышал о таких случаях, когда семья не выдерживала испытание разлукой и распадалась, но не скажу, что их очень много. Думаю, статистика разводов примерно такая же, как и в обычных семьях, а может, даже лучше. Ведь мужчина едет туда зарабатывать не для себя, а для семьи в первую очередь. Как ни крути, материальное благополучие снимает напряженность, дает чувство безопасности и надежности. Конечно, на расстоянии нужно поддерживать общение, вникать в заботы домочадцев.

«Еще лет пять и я хочу осесть в городе»

Первые несколько дней после возвращения с вахты у меня расписаны — это встречи со всеми друзьями. Выпить иногда хочется, посидеть в компании, сходить в кино на премьеру — это обязательная программа. После столовских аскетичных харчей хочется съесть какое-нибудь вкусное блюдо или шаурму купить в ларьке. Несколько дней валяюсь дома, смотрю фильмы, сплю вдоволь. И месяца обычно достаточно, потому что потом уже не знаешь, чем заняться. Из-за отсутствия отпуска как такового, я заметил, что каждые полтора года, мне требуется больше времени, чтобы восстановиться.

Я планирую работать вахтовым методом еще лет пять, в дальнейшем хотел бы осесть в городе, причём в нашем Бийске. Я поездил по разным городам, часто бываю в Новосибирске, Красноярске, и понял, что мне большие города не нравятся. Четыре месяца я работал в городе с населением 30 тыс. человек и мне жилось очень комфортно. Я не требую от города многого. Мне хватит интернета, и, если у меня будет несколько друзей, мне не будет скучно.

фото Сергея Рязанова

Комментарии (3)

    Сергей всё красиво рассказал . Меня зовут Андрей мне 41 г. Двое детей, живу в деревне в приморье. Я хочу устроиться на северную вахту, но всё как-то сложно не получается не связаться не добраться. Может как нибудь поможешь мне в этом вопросе, пожалуйста.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.