Человек и марал: об истории взаимоотношений рассказывают в музее марала

Как театр начинается с вешалки, так и музей марала встречает стендом с историей здания, в котором он прописан с весны текущего года. Мы пришли в гости к автору нескольких книг, в том числе о доме купца Осипова, где мы находимся, руководителю группы компаний «Пантопроект» и создателю музея марала Николаю Фролову.

Музей совмещен с офисом компании «Пантопроект»,  это скорее частная история о максимальном погружении предпринимателя в тему, из которой он извлекает прибыль, и пока обычному посетителю попасть сюда будет затруднительно.

В основном в музей приезжают делегации из разных стран, мараловоды. Совсем скоро, как сообщает Николай Алексеевич, на сайте компании будет доступен виртуальный тур. А пока приглашаем вас присоединиться к нашей экскурсии и выслушать увлекательный рассказ его создателя.

Музей марала

— Идея музея пришла сама собой. Когда ты занимаешься бизнесом (а мы занимаемся переработкой пантового сырья в готовые препараты), то невольно ищешь аргументы, чтобы достучаться до клиента.

Общее правило таково: чем лучше и глубже ты владеешь темой, тем легче тебе разговаривать с потенциальным покупателем. Незаметно необходимость переросла в хобби, пять лет назад я отошел от непосредственного управления компанией и все эти годы занимаюсь историей, архивами, написанием книг и музеем, — так начинается наша беседа с Николаем Алексеевичем.

— Вы рассматриваете возможность открыть его для посещения?

— Мы будем раскрывать музей для посещений осторожно, со следующего года планируем принимать организованные группы из Белокурихи.

— Как вы представляете работу музея в более далекой перспективе?

— В качестве фантазии я мог бы представить себе, что предметы музея когда-нибудь перейдут в фонды муниципального музея, если никто не будет им заниматься здесь.

В трех залах музея рассказана тысячелетняя история взаимоотношений человека и оленя. Экскурсия начинается со сцен охоты, высеченных на камнях и скалах, затем перетекает в эпоху разведения маралов. Артефакты и стилизованные изделия говорят не только об утилитарном подходе к животному, но и о поклонении оленю, посреднику между миром умерших и миром духов.

— Взаимоотношения начинались с охоты на зверя, — продолжает свой рассказ Николай Фролов. — Потом появился такой вид охоты ради пантов, как «пантовка», марала стали выбивать поголовно. Тогда человек пришел к пониманию, что проще и лучше его разводить, а панты снимать ежегодно, не убивая животное. Но олень был не только объектом охоты. Он играл самостоятельную роль в сознании человека. Начиная с дорелигиозных времен и до настоящих дней, когда большинство людей не верят ни в какие религии, образ марала занимает важное место, особенно у северных народов.

Новая эра пантовой продукции

— На Алтае разведением маралов занимались в советское время и даже раньше, но в последние годы тема стала звучать громче, все чаще можно услышать про пантовую продукцию. Мясо марала, некоторое время назад стоившее копейки, в ресторанах теперь включают в состав дорогих фирменных блюд, что изменилось?

— Первые маральники на русском Алтае появились в 1830-35-х гг. в старообрядческих деревнях, в частности, в деревне Фыкалка. Но еще до того, как появились маральники, крестьяне, которые занимались охотой и добыванием пантов, знали, что панты — чистейшей воды экспортный товар. Внутри он использовался крайне мало, т.к. товар был чрезвычайно дорогой и, само собой, хотелось обменять его на что-то ценное. Лишь незначительное количество пантов и маральей крови использовали в лечебных целях, но 99% товара уходило на экспорт. Русские и китайские купцы встречались на территории Монголии, где и происходил обмен.

С появлением советской власти частное мараловодство уничтожили, на его месте создавались маралосовхозы. Однако потребность в валюте у молодого государства никуда не исчезла и товар продолжили экспортировать.

К середине 80-х годов ситуация изменилась. Около 50% пантов продавали за доллары, другие 50% уходили на наши фармзаводы, где производили препарат «Пантокрин». В годы войны производством «Пантокрина» в Бийске занималась эвакуированная из Харькова лаборатория, а когда она уехала, какое-то время препарат выпускали на Бийском мясокомбинате.

С наступление рыночных отношений цены на всё взлетали вверх, «Пантокрин» стал недоступен для большинства населения и частным мараловодческим хозяйствам участь пантовой продукции исключительно как экспортной стала очевидна. Вновь до 97% продукции уходило на экспорт и до сих пор панты остаются экспортных товаром.

В начале 90-х, когда мы подступились к этой теме, мы понимали, что с нашей покупательной способностью в те годы, эту тенденцию мы не перебьем.

Тогда мы стали брать у марала все, кроме пантов. Нам удалось выяснить, что не менее ценным товаром является донорская кровь, и мы стали делать препараты из того, что не уходило на экспорт, таким образом, формировали здесь отечественный рынок.

Лет 7 назад я подумал, а не предложить ли нам с администрацией Бийска разработать краевую программу развития переработки продуктов пантового оленеводства? Нас поддержали, пошла информационная волна. Сегодня мы работаем с более 70 санаториями России, эффективность пантовой продукции доказана, к ней имеется повышенный интерес, а раз появляется спрос, то и цена сразу повышается.

Вы правы, в начале 2000-х годов никто не знал и не покупал мясо марала, на него даже документов не было, оно стоило 80 рублей за кг, а сейчас за 250 рублей не возьмете. Лечебный потенциал мяса марала мы даже не знаем, надо его извлечь, сделать качественные препараты и убедить рынок в необходимости покупать эту продукцию. Для китайцев, например, это давно очевидно, они никогда не ели само мясо марала, но готовили из него целебные бульоны, сушили кубики из него, т. е. использовали как лечебный продукт. Мы к нему пока относимся, как к питанию. Вот это предубеждение очень трудно изменить. Но если мы его изменим, мы получим большой ресурс для оздоровления человека.

Важно не подпустить болезнь

— Николай Алексеевич, как люди открыли лечебные свойства пантов?

— Думаю, эмпирическим путем, подсмотрев за поведением зверей. К этому, видимо, первыми пришли охотники Юго-Восточной Азии. Бывало, охотник ранит оленя, но не сразу может его найти. А когда находил, то обнаруживал, что звери в первую очередь грызли панты, не тронув мясо. Искали этому объяснение, так и пришли к открытию лечебных свойств.

— Какое влияние на организм оказывает пантовая продукция?

— Пантовая продукция особенно хорошо действует на людей старшего возраста, потому что у любого человека с возрастом происходит заметное отклонение здоровья от нормы. Свойства пантовой продукции, доказанные тысячелетиями, за счет повышения собственных сил иммунитета и улучшения работы центральной нервной системы тянут организм к норме. Полезна она и для растущего организма, и для людей, которые находятся в условиях высокого физического, умственного, психологического напряжения.

— Человеку неискушенному очень сложно сориентироваться во всем многообразии нашей биофармацевтической продукции. Полки пестрят сборами трав, БАДами, масляными экстрактами из всевозможных семян. Как выбрать подходящее для себя средство?

— Вы же не сразу подобрали ту косметику, которая вам лучше всего подходит? Вы нащупали оптимальный вариант, в том числе и по бюджету. А тут дело касается здоровья. Врачи, к слову, чуть лучше вас ориентируются в этой теме. Поэтому нужно самим разбираться и пробовать. Одному подойдет продукция травяного содержания, другому — пантового содержания, животного происхождения.
Главное — хотеть, разбираться и пробовать. Никто вам не скажет, бери вот это — тебе будет хорошо. И запомните, панацеи не существует. Один пьет водку, спит под забором и живет до 90 лет, другой ведет здоровый образ жизни и едва до 60 доживает.

— И в чем главная причина этого?

— Мы можем говорить о генетике, судьбе и прочем, но вся проблема в том, что в основе многих современных болячек — иммунодефицит, т. е. низкая способность самого организма бороться с теми воздействиями, которые наваливаются на него. Иммунитет можно поддерживать не лекарствами, тем более, что официальная медицина не может угнаться за количеством болячек, которые появляются в нашем обществе.
Современный человек не может сохранять свое здоровье без подпитки извне разного рода качественными добавками природного происхождения. Это очевидно, но продвигается эта идея в нашем обществе очень трудно, потому что мы по своей природе пофигисты. Мы не признаем идею, что правильнее — не подпускать болячку, как это делают в Юго-Восточной Азии. Я сам такой и подавляющее большинство наших граждан такие. Для изменения нужны усилия и время.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.