СМУ-4. Люди, построившие город. Глава 7

Продолжаем публикацию книги о строителях Белокурихи «СМУ-4. Люди, построившие город», глава седьмая «7. Степан Малахов готовит базу». Предыдущая глава здесь.

С момента создания СМУ-4, с января 1970 года (приказ № 16 по Главному управлению Минсредмаша от 16.01.1970), и до марта 1975 года его начальником был Степан Демьянович Малахов. Как он сам указывает, назначение произошло по предложению начальника управления стройки Н. М. Иванова. Согласно приказу начальника управления строительства «Сибакадемстрой» по личному составу № 49-к от 23 марта 1970 года с 23 января этого же года в связи с созданием СМУ-4, в новую организацию переводили рабочих, ИТР и служащих из строительного участка № 5 СМУ-1. Всего в списке было 84 фамилии. Если добавить еще 15-20 специалистов автоколонны, получится, что на момент создания в Белокурихе на СМУ-4 трудилось около ста человек.
Степан Демьянович Малахов родился 18 декабря 1918 года в селе Локоть Локтевского района Алтайского края. В 1957 году получил среднее профессиональное образование, окончив Новосибирский строительный техникум. Всего в системе «Сибакадемстроя» он проработал более 30 лет.
Его труд и организаторские способности должным образом были отмечены государством. Степан Демьянович за личный вклад в строительство научного центра награжден орденом Ленина, а за строительство лечебного комплекса в Белокурихе — нагрудным знаком «Лауреат премии Совета Министров СССР».
Вячеслав Кобелев вспоминает, что у Степана Малахова было прозвище Сталин, однако другие ветераны СМУ-4, работавшие в то время, подобного не припоминают. Зато указывают на одну особенность характера Степана Демьяновича — был он человеком обязательным и требовательным. Если даст указание рабочим — всегда обстоятельно проконтролирует выполнение задачи. Сам пообещает — сделает все возможное, но обещание выполнит. Иногда ради справедливости он шел и против решений профсоюза, который в те времена был серьезной силой.

Степан Демьянович Малахов

Работавшая каменщицей в начале 60-х годов Мария Макарова отзывается о нем так: «Хороший мужик. К нему можно было в любое время прийти в кабинет по какому угодно вопросу. Правда, я не всегда соглашалась с его решениями. Как-то у нас был набор на курсы водителей. Я тоже написала заявление. Тогда он меня к себе в кабинет позвал, при мне заявление порвал. Говорит, шоферов у нас пруд пруди, а каменщика хорошего нигде не найдешь».

Отработавший 21 год крановщиком в СМУ-4 Николай Михайлович Егоров вспоминает: «В 1975 году Малахов помог мне получить машину — «Запорожец». В это время для сотрудников СМУ-4 поступила партия «Запорожцев», я отработал здесь уже 15 лет, но мне машины не досталось. Я захожу к Степану Демьяновичу и говорю: «Как же так, почему их дают тем, кто отработал всего полгода, а мне — нет?» Малахов поднимает трубку телефона, вызывает руководство профсоюза, спрашивает: «Машины разделили? Вот эту машину — Егорову. Будет так, как я сказал!»

Еще один ветеран СМУ-4, Николай Васильевич Алмаев, так отзывается о Малахове: «Человек очень грамотный. Был требователен, но в то же время в коллективе была хорошая рабочая дисциплина, при этом не помню, чтобы он хоть раз повышал голос на подчиненных, никогда ни одного матерного слова от него не слышал. Был требователен и к себе ¬— если что-то обещал, всегда сдерживал свое слово».

Чуть позже главным инженером СМУ-4 был утвержден выпускник военно-строительной академии инженер-майор Владимир Иванович Денисов, до этого работавший начальником участка, начальником производственно-технического отдела в СМУ-1. Иван Игнатьевич Аникевич возглавил партийную организацию.

Варвара Никоновна Неверова, заместитель главного бухгалтера СМУ-4, рассказывает: «По заявке отдела кадров управления строительства „Сибакадемстроя“ в 1970 году в Белокуриху приехали начальник строительства Степан Демьянович Малахов, инженеры Владимир Иванович Денисов, Виктор Николаевич Кузнецов и Виктор Кузьмич Куприянов. Жена Виктора Кузнецова Наталья Кузнецова работала инженером, руководила производственно-техническим отделом. Первый отдел ПТО располагался в палатке в районе казармы. С 1970 по 1973 годы СМУ-4 построил один из первых своих крупных объектов — 119-квартирный жилой дом по ул. Соболева, 9. Параллельно велись строительство санаториев курорта, стройка административного корпуса СМУ-4 (к концу 1970 года было построено временное административное здание, в котором были размещены караульное помещение военно-строительного отряда, кабинет начальника, главного инженера, бухгалтерии, отдел кадров, отдел ПТО, плановый отдел) и автобазы № 4, здания тяжелой механизации (главным механиком был Михаил Савельевич Коган), цех малой механизации, котельная. В 1973 году было введено в эксплуатацию двухэтажное административное здание СМУ-4».

Перед началом масштабного строительства требовалось подвести современные инженерные сети, оборудовать производственную базу, перевалочную базу в Чемровке, чтобы на стройку бесперебойно поступало все необходимое в требуемых объемах.
Строительство производственной базы производилось на имеющихся мощностях и базе, которая осталась от первых строителей п/я 53, п/я 111 и участка № 5 СМУ-1.

Слева Владимир Мордвинов гл инженер СМУ-4 справа Иван Тырышкин управляющий совхоза Белокурихинский

Задача по вышеуказанному строительству в первую очередь и была поставлена начальнику СМУ-4. Причем оборудовать базу приходилось буквально в поле. По крайней мере, именно так вспоминает об этом Иван Андреевич Тырышкин, управляющий совхозом «Белокурихинский» в те годы: «Новая территория, где было СМУ-4, принадлежала совхозу „Белокурихинский“. Это были земли севооборота. Там, где находится база СМУ-4, сеяли кукурузу, повыше сеяли пшеницу. Поля тянулись до самого озера. Землю под базу выделяли так. Допустим, в совхозе столько-то гектаров сельхозугодий и пашни, надо снять столько-то. Но у меня есть план — надо получить с сельхозугодий столько-то мяса, а с пашни — столько-то пшеницы, овса, ячменя и т.д. А тут мы на эту землю план не получили — она отводится в пользу государства, и хозяин на этой земле меняется. В последний год перед передачей земли под базу СМУ-4 мы сеяли там кукурузу. Позднее Взорова, главный архитектор Смоленского района, написала благодарственную статью в газету „Заря коммунизма“ Занину, Жукову и мне, что мы не ставили никаких препон и сразу подписали все документы, чтобы передать земли белокурихинской администрации».
В 1972 году поселок Белокуриха вошел в перечень курортных местностей и зон отдыха, в которых земельные участки для строительства санаторно-курортных и туристско-оздоровительных учреждений предоставляются Советом Министров РСФСР. Документ был утвержден Постановлением Совмина РСФСР от 4 февраля 1972 года под № 83.

В статье «Белокуриха: от санатория до города-курорта» Степан Малахов показывает удручающее состояние объектов инженерного обеспечения поселка на тот момент:
«Дирекция курорта Белокуриха (на тот момент дирекция отсутствовала, санатории существовали как ведомственные единицы или от ВЦСПС. — Прим. ред.) к планам расширения отнеслась весьма равнодушно: пополнение новыми санаторно-курортными учреждениями для них означало только одно — нарушение спокойного уклада жизни. К тому же имевшиеся под их началом жизнеобеспечивающие коммуникации и мощности были крайне изношены, в то время их уже хронически не хватало.
Вскоре, правда, была создана дирекция строящегося комплекса с непосредственным подчинением УКС (управление капитального строительства) Алтайсовпрофа.
Что касается ветхости и маломощности структуры жизнеобеспечения существовавшего курорта, то так было на момент начала новой стройки. Линия ЛЭП мощностью 6 кВ от Смоленской РУ до Белокурихи на протяжении всех сорока километров держалась на деревянных полусгнивших опорах (на самом деле она была мощностью 35 кВ, линия мощностью 6 кВ шла по курорту и поселку. — Прим. ред.). При малейшем усилении ветра начинались переживания энергетиков: не случилось бы прорывов. А при ветре 30–40 метров в секунду, что было нередким явлением в тех краях, опоры не выдерживали и валились.
Однажды из-за серьезных проблем на линии в Белокурихе три дня не было света. Маломощная котельная работала с перебоями, и нам из-за ее маломощности было в получении тепла отказано. Водоснабжение осуществлялось из водозабора реки Белокурихи и подавалось в сеть с объемом 800 кубических метров в сутки, что едва обеспечивало нужды курорта. Для строителей администрация курорта (Гудайкис) установила лимит воды в размере 25 метров кубических в сутки, серьезной была и проблема канализации стоков. Отводная керамическая труба диаметром 200 миллиметров не обеспечивала отвод отработанной воды. Санатории «Алтай» и Центросоюза имели свои накопители и по очереди сбрасывали свои отходы в коллектор. Очистные сооружения были примитивными, и сброс отработанных вод без необходимой очистки шел в реку Белокуриху ниже поселка (в районе очистных сооружений. — Прим. ред.).
В таких условиях мы начинали работать…
…Недолго мешкая мы вскоре развернули строительство объектов стройбазы: бетонного завода, временной котельной, гаражей для автотранспорта и механизации, мастерских для себя и субподрядных организаций — СМУ-47 и СМУ-78. В кратчайшие сроки была построена перевалочная база на станции Чемровка в 10 км от Бийска с железнодорожной веткой, складами и установленным там башенным краном.
Должен отметить, что управление «Сибакадемстроя» хорошо обеспечивало стройку механизмами (гл. механик Я. Г. Лебедев), автотранспортом (начальник УАТ П. Н. Зубков) и строительными конструкциями с заводов ЖБИ. Руководители предприятий Н. М. Иванов и А. М. Вексман ежегодно 2–3 раза посещали наши строительные площадки.
Создав необходимые мощности стройбазы и обеспечив стройку кадрами, мы вплотную занялись освоением монтажа крупных жилых домов. И тогда же приступили к возведению межколхозного санатория на 500 мест, девятиэтажного корпуса и концертного зала санатория «Алтай», заложили основы строительства десятиэтажных спальных корпусов курорта и лечебного комплекса, впоследствии удостоенного премии Совета Министров СССР».

Ветеран СМУ-4 Валерий Кольцов вспоминает: «Строительство жилого 119-квартирного дома для вольнонаемного состава началось сразу же, и сдача его была от местной котельной. Для этого были пробурены скважины. На производственной базе также была установлена котельная типа паровоза. Позднее была выстроена стационарная котельная — здание № 22, в настоящее время контора МЭС «Алтайкрайэнерго».

Николай Михайлович Егоров, крановщик СМУ-4, рассказывает: «База в Чемровке в полном объеме появилась в 1973 году, там мы работали посменно. До этого поезда из Новосибирска со стройматериалом от „Сибакадемстроя“ разгружали на товарном дворе в Бийске. Построили барак, поставили башенные краны грузоподъёмностью 5 тонн, а когда туда приходили 18-метровые девятитонные балки, то мне приходилось мотаться в Бийск на 16-тонном кране, чтобы разгружать балки и погружать их на балковоз. Потом я сопровождал их в Белокуриху. Через Катунь зимой балки перевозили по льду, не обращая внимания на погоду. Как-то подъехали к Катуни, дует сильный ветер со снегом. Тут подъезжает Малахов и спрашивает: „Как будешь разгружать?“ Я говорю: „Как всегда, ждать же не будем всю ночь, когда перестанет“. Сняли балки с балковоза, положили на землю и потихоньку по льду подтащили на другой берег.
Зимой, когда по Катуни возили балки для производственной базы, зданий №№ 2,22,32 и АТБ-4, катались по льду без конца — начинали с утра и делали по три-четыре ходки за день — готовились к стихии. Когда на реке намораживает лёд естественным путём, он делается очень крепким — у искусственного такой прочности нет. По такому льду ездили до апреля, пока река не вскрывалась. Пока пройдёт шуга, сделают и запустят понтонный мост — минует полтора месяца, а время не ждёт, план надо выполнять. Поэтому материал заготавливали впрок. На перевозку котлов давали особое разрешение, перевозили их на седельном тягаче, который пригоняли из Новосибирска».

Геннадий Алексеевич Малаханов, который в 1972–1982 гг. был председателем исполкома поселкового совета Новобелокурихи, вспоминает, что сначала отношения руководства СМУ-4 с местными властями были не самые лучшие. Однако очень быстро удалось найти компромисс и взаимопонимание: «С момента образования СМУ-4 в 1970 году жизнь поселка Белокуриха изменилась. Надо было налаживать взаимоотношения руководства СМУ-4 с исполкомом поселкового совета. Эти взаимоотношения в силу многих причин не всегда сначала складывались благополучно. Масштабы строительства захлестнули некоторые интересы жителей поселка. Например, большие грузопотоки транспорта по необустроенным дорогам создавали шум и много выхлопных газов. Большегрузные машины месили землю, получалась грязь. Люди стали жаловаться, что при езде машин по узким улицам забрызгивают прохожих и т.д.
Исполкомом совета было предложено руководству СМУ-4 разгрузить потоки транспорта с центра поселка. Для этого было рекомендовано поток транспорта направить непосредственно от АТБ-4 с выходом на улицу Советскую, минуя улицу Бр. Ждановых. Компромисс был найден, временная дорога была сделана, и поток транспорта с грузами из Бийска напрямую на производственную базу был осуществлен».

В ходе работы начальник нового СМУ-4 сумел наладить отношения с местными руководителями, районным и краевым начальством. Более того, он избирался депутатом Смоленского райсовета. О чем рассказывал так: «За годы работы в должности начальника СМУ-4 мне много раз приходилось бывать в Барнауле и там решать производственные вопросы: и в отделах Крайсовпрофа, и у заместителей председателя крайисполкома, и у секретарей крайкома. С ними у меня с самого начала сложились нормальные деловые отношения, как и с руководством Смоленского района. Я избирался депутатом райсовета, был членом исполкома райсовета, председателем строительной комиссии Совета депутатов района.
Неплохими и даже в конце концов добрососедскими стали отношения с директорами совхозов и председателями колхозов. Хотя некоторые еще недавно косились на нас из-за того, что их люди местом работы выбирали стройку».

За пять лет при Малахове была построена автобаза № 4, общежитие и управление СМУ-4, 119-квартирный дом, бетонный завод, управление механизации, склады, компрессорная, котельная санатория «Алтай». Параллельно с созданием строительной базы осваивался монтаж крупнопанельных жилых домов, возводились межколхозный санаторий на 500 мест, девятиэтажный корпус и концертный зал санатория «Алтай», началось строительство десятиэтажных спальных корпусов курорта, заложена основа сооружения радонолечебницы.
В кратчайшие сроки построены казарма для военных строителей и общежитие для вольнонаемных, 16-квартирный дом для учителей, поселковая баня, здание отделения связи. Велось строительство дороги на будущую плотину для водозабора (сейчас терренкур на «Старую мельницу»).
К середине 70-х годов в коллективах СМУ-4 и субподрядных организаций трудилось около тысячи человек, в их числе 400 военных строителей. Около 800 семей вселились в новые благоустроенные квартиры.

Для масштабных строительных работ требовалось много квалифицированных кадров. Источники привлечения рабочей силы были разнообразные: местное население, военные строители, специалисты из Новосибирска, направленные в Белокуриху по линии «Сибакадемстроя». Местные жители шли в СМУ-4 охотно: созданные на предприятии условия были выше среднего. Высокая зарплата, снабжение дефицитными продуктами и вещами, возможность через несколько лет труда получить квартиру, а в более поздние времена — еще и машину или мототехнику.
Но при этом стоит отметить, что местные работники СМУ-4 того времени жаловались на проблемы с улучшением жилищных условий. В первую очередь управление обеспечивало жильем иногородних работников, что, в принципе, логично.
Не зря Малахов в своих воспоминаниях говорит о том, что сначала директора близлежащих совхозов были недовольны его СМУ, поскольку от них на стройку уходили лучшие кадры. Сотни человек, пришедшие работать в СМУ-4 из окрестных деревень, это в то же время сотни работоспособных, активных людей, ушедших из сельского хозяйства, и без того не ощущавшего избытка квалифицированных кадров.
Эдуард Ильич Малютин, работавший в СМУ-4 инженером техники безопасности, рассказывает: «Я поступал на работу в августе 1970 года. Тогда у СМУ-4 была небольшая конторка, где работало 15 человек. Там находился отдел кадров и другие специалисты. Было и 80 военных строителей, которые жили на стадиончике в утепленных палатках — там можно было зимовать. Потом штат начал разрастаться. Нанимались рабочие с ближних деревень, ведь вакансий на разные виды работ всем хватало. В итоге в 1971 году только инженерно-технических работников на линии насчитывалось уже 32 человека, я это хорошо запомнил, поскольку занимался статистикой. А всего работало около 500 человек».

Небольшую конторку, которая затем разрослась до уровня солидного СМУ, вспоминает и Валентина Ивановна Тырко, заслуженный строитель РСФСР. В 1969 году она и еще четыре девушки — штукатуры-плиточники были командированы из СМУ-6 «Сибакадемстроя» в Белокуриху. «Когда мы приехали, тут были мастер Валерий Кольцов, начальник участка Иван Аникевич и бухгалтер Варвара Неверова, всего трое человек».
В помощь молодому СМУ были направлены военные строители — 516-й военно-строительный отряд новосибирской в/ч 42641 под началом фронтовика, майора Евгения Николаевича Уйманова.

Степан Малахов в той же статье отмечает:

Гл инженер СМУ-4 Лыткин Валентин Федорович с женой

Рабочими общестроительных специальностей мы комплектовались в основном за счет местного населения, как я уже говорил, а вот рабочих для отделочного участка приходилось приглашать из Новосибирска, часто полагались на приезжих инструкторов, которые помогали повышать квалификацию доморощенным отделочникам.
Для повышения квалификации наших монтажников на крупнопанельном строительстве домов в командировку к нам приезжали начальник участка СМУ-1 В. Кузнецов и бригада монтажников из 10–12 человек.
Что же касается отряда ИТР СМУ—4, то он сложился из числа выпускников новосибирских и томских строительных вузов. Хорошо помню семейные пары наших „итээровцев“ — Кузнецовы Виктор и Наташа, Власов Василий и Гера, Куприяновы Виктор и Валентина, Мокан Анатолий и Галина, Мякишевы Владимир и Нина, Леоновы Владимир и Люда, Алмаевы Николай и Анна. Ветеранами стройки стали местные Юра Тырышкин, Валерий Кольцов, Анатолий Усцов. Наставниками молодых были главный энергетик В. Лыткин, главный механик М. С. Коган, В. Кошкаров и другие.
Участие в строительстве города-курорта стало для многих хорошей школой приобретения опыта и в дальнейшем благотворно повлияло на их карьеру. В. И. Денисов был направлен министерством главным инженером на строительство химкомбината в город Вологду. А Виктор Кузьмич Куприянов до сих пор трудится в Москве на реставрации исторических сооружений в самом центре столицы, к примеру, на доме Пашкова (главный инженер Виктор Куприянов продолжил работу на строительстве нефтехимического комбината в Томске начальником управления МСУ-46 треста „Проммеханомонтаж“. — Прим ред.).

В марте 1975 года Степан Малахов перешел работать в управление строительства «Сибакадемстроя» начальником отдела технической инспекции, но по-прежнему оставался шефом и контролером качества строительства объектов курорта.

«СМУ-4. Люди, построившие город», предыдущие главы:

Глава 1 «Время почтовых ящиков».

Глава 2 «Минсредмаш становится генеральным подрядчиком».

Глава 3  «Славский — легендарный атомный министр».

Глава 4. «Знакомьтесь, «Сибакадемстрой».

Глава 5. «Николай Иванов, начальник САС».

Глава 6. «Геннадий Лыков. Человек-эпоха».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.