На «Белокурихе-2» открыли мемориальную плиту, посвященную труженикам вольфрамового рудника

Сегодня на «Белокурихе-2» на территории музея под открытым небом «Белокурихинский рудник» была торжественно открыта мемориальная плита, посвященная труженикам, которые в годы войны добывали здесь нужный для военной промышленности металл — вольфрам.

Перед журналистами и родственниками людей, которые работали на вольфрамовом руднике в этом месте, выступили глава города Белокурихи Константин Базаров, глава Смоленского района Людмила Моисеева, заместитель генерального директора АО «Курорт Белокуриха» по стратегическому развитию Олег Акимов.
Небольшую историческую справку о жизни вольфрамового рудника привел краевед Константин Кожевников.

Для того, чтобы память о вкладе наших земляков в общую Великую Победу не канула в Лету, частная компания — АО «Курорт Белокуриха» — вкладывает огромные средства. Об этом напомнил автор мемориальной плиты, Владимир Войчишин. Работа шла без государственных средств, от государства хотелось бы просто получить для «Белокурихинского рудника» какой-то статус, как официально внесенному в соответствующие реестры музею.

Работа на «Белокурихинском руднике» будет продолжена: прочистят к нему дорогу, облагородят площадку, постараются частично воссоздать те условия, в которых труженики тыла добывали вольфрам, чтобы каждый желающий турист смог на себе почувствовать, как тяжело кайло и как трудно толкать вагонетку с рудой.

Установленные на территории «Белокурихи-2» арт-объекты — это хорошо, это привлекает туристов, делает наши места более узнаваемыми для гостей из других регионов России и зарубежья. Однако в их ряду «Белокурихинский рудник» стоит наособицу, поскольку он является олицетворением живой памяти, еще есть люди, которые на нем работали, хранят воспоминания тружеников их потомки.

У Юрия Степановича Бердникова на руднике работали мать и ее старшая сестра:

— Жили раньше мои предки в Сосновке. Жили в пятистенном доме в пять семей — четверо братьев и родители. Имели четыре коня и четыре коровы, за что их считали кулаками. Когда началась война, дед Парфен ушел на фронт, и его убили через 2 месяца в 1941 году. Также погиб и дед Фома. Мать и ее сестра добровольно пошли работать на вольфрамовый рудник. Старшая сестра лазила по штольне — там не пройти было, только на карачках. Так и ползала. Мать же была снаружи и ей подавала, что надо. Постучит по железке, позовет, та выползет, зацепит груз — сваи, опоры, и тянет его внутрь. Так и работали. После того, как рудник закрыли, мать здесь уже никогда не была. Она просила меня — свози на рудник. Но у меня «Москвич», а тут раньше не было дороги, как я ее довезу? Так и не довелось ей здесь побывать — умерла в 2013 году.

Александр Альбертович Лампман также вспоминает о своих родственниках, ковавших Победу на вольфрамовом руднике близ Белокурихи:

— У меня здесь на руднике работала бабушка, которую я в живых не застал, и мама. Рассказывали не очень много о своей работе. Говорили, что первое время жили в землянке, потом сделали домик небольшой — жили в Осиновке. Когда началась война, дедушка ушел на фронт, и остались там три девчонки и бабушка, таскали карбидки, вагонетки тягали, не представляю даже, как им это удавалось. После войны вернулся дед с фронта, некоторое время тоже тут работал, а как рудник закрыли, они перебрались на Макарьевский рудник.
Думаю, это правильно, что здесь открыли музей под открытым небом, что увековечили память тружеников тыла. Это хорошо, это история в назидание новым поколениям, знак уважения людям, которые вносили свой вклад в общую Победу.

Фото Владимира Вайтиева.

Поделиться в социальных сетях:

[SvenSoftSocialShareButtons]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.