Как работал Белокурихинский вольфрамовый рудник – нынешняя достопримечательность “Белокурихи-2”

217

26 сентября 2015 года на “Белокурихе-2” открылся уникальный музей под открытым небом – он посвящён истории Белокурихинского вольфрамового рудника, работавшего здесь, в горах за Устаурихой, в годы Второй мировой войны и какое-то время после неё.

Большинство шахтёров после закрытия в 50-х годах рудников переехали в другие места, так что свидетелей того времени осталось мало, буквально единицы, и рассказы их на вес золота.  Один из таких людей – Арней Савельевич Унжаков.

Арней Савельевич Унжаков

Арней Савельевич тогда трудился на соседнем, Верх-Слюдянском, руднике. Пришёл он сюда после войны, пройдя её всю, с первого дня до капитуляции Японии. Был ранен, имеет боевые награды.

Всего в окрестностях Белокурихи, добывая драгоценный металл для Победы, работало 4 рудника. Музей сегодня открывается на Белокурихинском – раньше он назывался Берёзовским. Помимо него, здесь функционировали Мульчихинский и Макарьевский рудники. Чуть дальше располагался Верх-Слюдянский.

– Эти три, Белокурихинский, Макарьевский и Мульчихинский рудники, добывали вольфрам из всей породы, а на Верх-Слюдянском он располагался в кварцевых жилах. Где-то толщина жилы 2-3 см, где-то 10-20, даже 30 см. Как будто специально в них кто-то залил однажды металл! – с сохранившимся и через десятилетия восхищением перед возможностями природы делится Арней Савельевич. Он говорит «наломать вольфрам», как будто это было легко, однако добывать из скалы один из самых твёрдых металлов – вручную, в жёстких условиях военного времени, было совсем непросто. Но люди работали, причём, как во время войны, так и после, здесь трудилось множество женщин.

Как рассказывает Арней Савельевич, работали в парах: как правило, вместе ставили мужчину и женщину, двух женщин старались не ставить. Один человек садится, и медленно поворачивает бур, а второй в это время ударяет по противоположному концу бура 5-килограммовой кувалдой. Через какое-то время они меняются местами. Порода вывозится на вагонетках. Дойдя до жилы, шахтёры аккуратно обходили её, и проводили взрывные работы – делать это нужно было очень искусно, чтобы сама жила устояла. Если не устоит – приходится всю породу везти на обогатительную фабрику.

Ход в шахту вольфрамового рудника в наши дни
Сколько добывали?

Около 3 тонн вольфрама в месяц добывали на каждом из рудников. Стоимость отличалась. На Белокурихинском, Макарьевском, Мульчихинском рудниках вольфрам стоил 75 000 рублей за тонну, на Верх-Слюдянском – 50 000 рублей за тонну.

– А он тяжёлый. Ведёрко 6-литровое весит 50 кг, – рассказывает Арней Савельевич, – на машине в Усть-Каменогорск возили. Помню паром через реку Чарыш. Подъедет грузовик – место на пароме есть, заглянут в кузов – вроде кучка небольшая, проезжай! Как машина заезжает на паром – паром садится. Люди удивляются – неужели сама машина такая тяжёлая? Наши: ну да, наверное, машина.

 

Устройство шахт

Главный штрек – как центральная улица, уходит в гору, он метров до 100 длиной, а то и больше. От него направо и налево расходятся квершлога, боковые штреки.

– Первый раз придёшь – заблудиться можно! – смеётся Арней Савельевич.
На руднике, по его словам, единовременно работало 70-80 человек.

Остатки оборудования рудника
План выполнялся всегда

Не выполнить план в советское время – неслыханное дело. Однако, работая зачастую «вслепую», шахтёры рисковали не найти жилу и поэтому имели несколько вариантов подстраховки для таких ситуаций. Один из них – запечатанный штрек с богатой жилой чистого вольфрама – здесь не жадничали, и в случае, когда был риск невыполнения плана на соседних рудниках, делились с ними тоже – распечатали, «наломали», сколько нужно, и запечатали снова. А иногда шахтёрам приходилось пускаться на откровенный «грабёж» – если разведка находила вольфрамовую жилу, колодцы (а они были до 5 метров глубиной), ночью обчищались «десантом». Разведчики, конечно, утром подбирали для нарушителей не самые лестные слова! Но план выполнялся всегда. И чуть-чуть перевыполнялся.

 

Аварии в шахте

Бывали на рудниках и несчастные случаи. Арней Савельевич за все годы смог назвать лишь один случай гибели человека: нарушив технику безопасности, тот зашёл в шахту после взрыва раньше, чем предписывалось. В итоге на него свалилась огромная «булыга», отколовшаяся после взрыва и не сразу упавшая. А вот случаи, когда шахтёров засыпало грунтом, были не такой уж редкостью – поднимаясь за жилой вверх, они подходили к поверхности земли, где почва была более рыхлой и сыпучей.

Арней Савельевич вспоминает случай, когда засыпало его товарища – и на то, чтобы вызволить его из-под земли и камней, ушло 2 часа.

– Начнём вроде откапывать – а его опять засыпает! Только когда сделали перекрытие, смогли его достать. Выдернули – сапоги там остались. Да и чёрт с имя, потом откопаем! Начальник ему: трое суток отдыха тебе, и со склада литр спирта. Тот только одно в ответ: «А побольше-то нельзя спирта? А то я раньше выйду!» – смеётся Арней Савельевич.

Спустя несколько лет после закрытия рудников, заглохла и жизнь в посёлках – не стало работы, и люди перебрались в другие места. Сегодня указать, где работали рудники, достаточно сложно, однако память постепенно возвращается – люди собирают воспоминания и сохранившиеся предметы, восстанавливают уцелевшие элементы шахт, устанавливают на местах рудников памятные таблички.

 

Справка

Производство вольфрама достигло наибольших масштабов в годы Второй мировой войны (1943 г.), что указывает на большое стратегическое значение этого металла.

Основная область применения вольфрама – вольфрамовые стали, в которых он присутствует вместе с другими легирующими металлами. Вольфрам использовался для изготовления танковой брони, оболочек снарядов и торпед. В состав сплава «победит», изобретённого в СССР за 10 лет до Второй мировой войны, входит 90% вольфрама.

Открытие музея станет большим вкладом в сохранение для потомков памяти о работе белокурихинских вольфрамовых рудников. Здесь тяжёлым трудом добывали металл для Победы и восстановления страны в послевоенные годы.

Поделиться в социальных сетях:

6 комментариев

    1. Добыча вольфрама в Белокурихе после войны стала экономически нецелесообразной, рудники закрыли. Вроде китайцы поставляли вольфрам дешевле, если правильно помню.

        1. Википедия говорит следующее:

          Наиболее крупными запасами обладают Казахстан, Китай, Канада и США; известны также месторождения в Боливии, Португалии, России, Узбекистане и Южной Корее. Мировое производство вольфрама составляет 49—50 тысяч тонн в год, в том числе в Китае 41, России 3,5; Казахстане 0,7, Австрии 0,5. Основные экспортёры вольфрама: Китай, Южная Корея, Австрия. Главные импортёры: США, Япония, Германия, Великобритания.
          Также есть месторождения вольфрама в Армении и других странах.

        2. Да тут и золотые прииски есть, но и там золота не добывают – нерентабельно. Что уж говорить про вольфрам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *